admission-2974645_960_720

Так вот, пришли мы такие красивые заранее. Сели на свои места. Перед нами сидит семейство — мама, такая пухленькая добродушная милая дама и три ребенка. Девочки с уложенными в косы прическами в платьях, мальчик в рубашке. Программку изучают, сдвинув три головки.

И тут вваливается парочка: мелкий мужичонка и с ним такая трында на цыпочках — ботфорты, платье, облегающее все, что только можно облегать, волосы, ногти, ресницы приклеенные где только можно и нельзя. На сгибе локтя сумочка а-ля лашкери, в руке Айфон.

Трында, видя, что дети с мамой, к маме не подошла. С ходу стала поднимать мальчика (он сидел крайним) с воплям че-тута-сели-это-наши-места. Мальчик не сразу понял, что хочет от него бешеная тетя, размахивающая перед его лицом билетами. Мама ребенка, естественно, тут же включилась, вежливо объясняет, что места их, в доказательство демонстрирует билеты.

Трында на билеты не глядит, маму не слушает, продолжает верещать о том, какое быдло в театры прется и на чужие места садятся.

Тут уже вмешались работники, обозрели билеты — оказывается, трында со своим хмырем просто перепутала ряды. Мадам хмыкнула, выдернула у работницы свои билеты и гордо прошествовала на свои места. Извинений от нее не дождались.

А все спектакль ее хмырь сидел, уткнувшись в телефон.

Интересно, зачем такие вообще в театр ходят?