Была бы она мальчиком или «из благополучной семьи» — вопросов бы не возникало, наверное. Девица мгновенно оказалась бы переведена в разряд «невоспитуемых» и хулиганов. Была бы она парнем подростком, с нею могла бы сладить грубая сила. Да. Я не Макаренко.

Но конкретно этой повезло: она девочка (не бить же ей морду!)в анамнезе пьющий папенька, выпивающая маменька, сидящий братенька, актерский талант, как подозреваю и… внимание, еще один фактор:НОВАЯ СЕРДОБОЛЬНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА.

Таки вот, сердобольная эта учительница решила, что истоки «трудности» и агрессивности этой ученицы лежат, разумеется, вне характера девочки. Кароч, в том, что она уже курит, выпивает, шляется с мальчиками (это то и бог с ним, блин, не учительское сейчас дело, подростки сами с усами всегда) — виновато девочкино окружение, в частности…ученический коллектив, ага.

Так же этот самый коллектив виноват в том, что она может толкнуть одноклассницу, покрыть матом, ударить или…попросту вытащить из сумки деньги.

Оказывается, коллектив изначально не воспринял ее, одноклассники подвергали бедолажку обструкции и психологическому прессингу. Причем не сами, а с подачи….родителей. Угук. Родители вели себя как снобы, учили детей не принимать ее в свою компанию, раз она из такой вот неудачной семьи, вот девочка и озлобилась.

И учительница решила…да, да! Объединять коллектив.

Повод подвернулся совсем недавно: класс затеял какую-то экскурсию на Крещение, и она предложила родителям…оплатить билет для вот этой самой проблемной девочки. Ну, у ее семьи нет возможности и, а поехав с коллективом, она оценит тот шаг, который сделали ей навстречу и поймет, что ее, бедненькую, больше не травят и не прессингуют, преисполнится благодарности и проч, проч, прочее…

Чат родительский на это взорвался негодованием: товарищу учительнице высказали все, что думают о таком способе налаживания отношений. Кто-то скромно отвечал, что у него денег нет на развлечения чужих детей, своих бы развлечь, прокормить и одеть. Кто-то откровенно писал, что видеть эту девицу рядом со своим чадушком не желает — в школе терпеть согласны, а платить за то, чтобы она скаталась с их ребенком на экскурсию, уж увольте. Самая не толерантная, а, может быть, просто честная, мамочка (одна штука) — сообщила, что если бы девица, не дай бог, ехала, она бы своего ребенка в жизни не отпустила, просто потому что девица уже а) на ее дочку несколько раз нападала (за территорией школы, но было, разбирательство тухлое, длится пару лет) б) замечена в воровстве и г) постоянно провоцирует свары и скандалы. В общем — ну ее…

Учительница же (от которой и знаю все) — сейчас откровенно возмущается черствостью и бездушием. И ее мама, тоже учительница, возмущается тем, что прекрасное начинание зарубили на корню. А мы с моей мамой (тоже учительницей) — слушаем. И я, например, стараюсь сдержать свое безжалостное:

-Молодца, родители!

Потому как с одной стороны (той, наверное, которая когда-то начиталась книг Шалвы Амонашвилли и других самоотверженных педагогов) — мне эту девочку жаль. И, я, наверное, согласна с тем, что ее надо как-то социализировать.

А вот та моя часть сознания, которая совсем родительская-родительская, просто орет: ну и на фига она всю эту байду затяла? Я бы на месте тех родителей точно так же поступила: зачем буду платить за то, чтобы подросток, который портит моему ребенку жизнь, куда-то там ехал, тем более частично — за мой счет?

И да, я бы, наверное, тоже все силы прикладывала чтобы свести общение с этой девицей к вынужденному минимуму; исключительно к школе, потому как бежать из за одной ученицы в другой класс или другую школу — глупо, а ее тоже из класса не попросишь: у нас равные права: твоего ребенка другой подросток пинать будет, а ты терпи, потому как у того, другого, ведь проблемы психологические… В этом многие родители уже успели убедиться.

И да, я, как и те родители, не хотела бы, чтобы мои дети общались с девицей » как можно больше«. Потому как одно — если подросток, из какой угодно семьи, доброжелателен и общителен. И другое — когда он такой вот.

Нет, сколько угодно можно доказывать, что стоит пойти навстречу и дите немедленно покроется незабудками, озарит мир улыбкой и обрастет ангельскими крылышками. Но этого почему то не происходит. Еще пару лет назад я сама носилась с идеей помощи подросткам из «неблагополучной» семьи и думала, что мы к ним с душой — и они изменятся. Хааааа! Думаете, изменились? Фигвам. Только хуже стали, причем уверенные, что им все должны, потому как этим всем в жизни повезло больше, а они — несчастненькие.

Я сволочь, я знаю. Но блин, люди, скажите мне — вы бы своих детей не изолировали от подобного, а?