man-2785071_960_720

В его активе потасканная рожа, распавшийся по причине его хронического нежелания работать брак, да двое детей, заделанные в том браке. Ну и бывшая. Стерва, конечно, каких поискать надо. Мало того, что на развод подала, сама семью развалила, так еще и на алименты подала. В твердой сумме. А он же не работает.

После развода Толик поселился у мамы. В квартире проживала еще незамужняя младшая сестра. Мама была пенсионеркой, но подрабатывала. Сестра тоже не сидела просто так, трудилась.

Толика родственницы поначалу жалели, и подкидывали деньги на сигареты. Не может же мужик без денег вообще. И бывшую осуждали за то, что долг по алиментам копится, а с Толика, кроме анализов взять нечеть. Но Толик продолжал бездельничать и кормиться за бабский счет. Жалелка мамы и сестры постепенно кончилась, и наличные они ем больше не давали.

Толик перешел на подожение домашнего кота. Жил беспатно, ел из холодильника все, что повкуснее, на этом все. Даже тарелки за собой никогда не помыл. Не приучен-с. Правда, Толик подворовывал деньги у матери с сестрой из заначек. Те, конечно, злились, устраивали скандалы, стыдили. Но Толика этим не проймешь.

И вот Толик где-то подцепил Лерку. Бестолковая дуреха восемнадцати лет, которой можно навешать любой лапши на уши. Такая всему поверит. Вот Толик и стал активно рассказать про свою несчастную жизнь, злую бывшую, мегеру сестру и нехорошую маму. И как все на него ополчились.

Лерка была идеальной бабой для отношений. Юная, не очень красивая, зато не избалованная вниманием. К Толику у нее не было никаких требований. К тому же, у Лерки была крутая мама. Имела свой бизнес, владела несколькими кафе, и была вся в заботах. Лерка училась в институте и жила в отдельной квартире, куда Толик быстро перебрался.

Потенциальной свекрови мужик-ровесник, не имеющий ничего за душой, кроме долгов по алиментам, в качестве зятя категорически не нравился. Она пыталась образумить Лерку, но лапша на ушах не оставляла никакого шанса. Лерка слушала только Толика и была влюблена.

Мама пробовала гонять престарелого мачо из своей квартиры, ведь жилплощадь была оформлена на нее. Но помогало ненадолго. Толик, хоть и перебрался обратно к маме, регулярно бывал у Лерки набегами. Деньги, которые мама выдавала Лерке на проживание, кончались с катастрофисеской скоростью, ведь Толик помогал их тратить. Мама стала сама закупать продукты, не сидеть же дочке голодной. Но продукты тоже быстро кончались.

А тут еще Лерка обрадовала ее известием о том, что беременна. Мать поставила условие, чтобы Толик нашел работу, но тот только отмахнулся.

Так и живут теперь. Толик у своей матери. Спит до обеда. Потом глаза продерет, найдет что-нибудь в холодильнике, поест. Покопается в заначках мамы и сестры, стырит, сколько есть, и к Лерке.

А Лерка, родившая недавно, живет теперь с младенцем. Мать, не желающая кормить дармоеда Толика, ей на руки ни копейки не дает. И продукты больше не покупает. Так что, столоваться Лерка бегает к матери (благо, та живет в десяти минутах ходьбы). Вещи, если какие надо ребенку, сама покупает. И детское питание тоже.

Так что, Лерка и Толик встречаются дома у Лерки ближе к вечеру, оба сытые. Вместе ночуют, а утром он уходит к своей матери. А она остается у себя. Так и живут.