20

В школьные годы я не отличалась стройностью. Не буду говорить, что жаловалась на отсутствие мужского внимания, оно всегда присутствовало в каком-то количестве, я не была душой компании, но мне всегда было о чем поговорить и над чем посмеяться.

Проблемы начались лет в 15-16, я видела, что отличаюсь от других девушек, при росте 160 мой вес был примерно 60-62, что точно не является ожирением, но и о худобе говорить тоже было нельзя. Все молодые люди, которые мне были симпатичны как правило были заинтересованы во мне больше как в интересном собеседнике или приятеле.

Я не скажу, что у меня не было никаких отношений, была и первая любовь, и первый поцелуй и все, о чем мечтают девочки. Была одна проблема

Друзья иногда не умеют шутить, а родители не могут подобрать верных слов, чтобы сказать о недостатках. Часто в компаниях затрагивалась тема моего лишнего веса, доходило до того, что мальчишки (которые были моими друзьями) просто прямо спрашивали, а почему я не могу похудеть. Это был первый звоночек. Потом я поехала в детский лагерь. Пожалуй, я там была единственной леди, которую парни обделяли вниманием и все медленные танцы на дискотеках я провела в углу или вообще на улице. Это был звоночек два. Возможно, я уже и тогда была закомплексована по самое нехочу и все проблемы были от этого, но сухим фактом для меня упорно вылезало одно: я никому не нравлюсь, потому что я толстая.

Третьим звоночком стало, как ни странно, высказывание родной мамы, которая невзначай мне сказала: «дорогая, ты так растолстела за осень, а влезешь ли ты в пуховик?». Это стало краем, как вы понимаете. Я начала худеть постепенно, а потом все съехало в крайность.

Вы знаете, сейчас я удивляюсь, почему меня тогда никто не остановил, в самом начале, почему я сама себя не остановила, когда еще была возможность. Начала я со спорта: тренировки до седьмого пота, не ужинать, растяжка перед сном.
Потом я сократила калории завтрака до двухсот, ела два раза в день: 200 ккал на завтрак и потом еще в 4 часа у меня был обед (калорий на 400, если не меньше). Каждую неделю я бегала к школьному врачу и взвешивалась, радуясь очередным минус n кг на весах.

И ведь да, меня хвалили, говорили, какая я молодец. Я и сама летала на крыльях, мечта сбылась, я худая, меня хвалят, я счастлива. И сокращала свои порции еще, ведь дальше-то, конечно, лучше.

А потом начался ад. У меня полезли волосы. Серьезно. На голове было мало, зато они начали появляться на плоском животе, на худых ляжках, даже на груди, которая практически исчезла. У меня пропали менструации, постоянно болела голова, а когда я поднималась по лестницам, мне казалось, что я вот-вот упаду. Мои приятели от меня отвернулись, потому что я могла думать только о еде, была раздражительной от постоянного чувства голода, от ненависти к себе, от того, что меня никто так и не начал любить.

А потом я упала в обморок. При всех, в школьном коридоре. Казалось бы, дальше некуда, но меня начали все жалеть, меня участливо спрашивали, а когда я остановлюсь, а когда я перестану заниматься ерундой. Физрук запретил мне бегать, потому что боялся, что я упаду. И знаете, мне это придало сил. Наверное, это уже было помешательство, но я худела еще более отчаянно, чтобы мне снова завидовали, чтобы меня хвалили. Это как рефлекс у лабораторных мышек: нажимает мышонок на кнопку — дают еду, и потом постоянно, до умопомрачения, мышка будет жать эту чертову кнопку, пока не умрет, ведь еда совсем в другом месте, нужно только ее увидеть.

Сейчас я сижу и думаю, а почему я вообще не умерла, во мне было 37 кг веса, с учетом того, что у меня достаточно широкие кости и рост 160.
На выпускном в 9 классе я видела в глазах не восхищение, я видела ужас, откровенное презрение и жалость. Я видела жалость даже в глазах родителей. Мне было обидно, я ведь старалась, но меня почему-то не понимали. И я не могла себе помочь, ведь я уже жила подсчетом калорий и постоянными взвешиваниями.

Я не стану говорить, что послужило толчком к возвращению. Я не лежала в больницах, меня не кормили насильно. Просто я вернулась. И пережила следующие два года кошмара. Эта болезнь не отпускает так просто. Может быть, я напишу еще одно письмо, где расскажу об этом более подробно, но сейчас мне слишком сложно вспоминать это все.

Теперь мне 20, я учусь в одном из лучших университетов, у меня любящий парень и в семье все хорошо. Я завела кошку, у меня есть хобби, с помощью которого я зарабатываю деньги, я путешествую и думаю, что счастлива.

Но никто не вернет мне почти 3 года, которые у меня украла анорексия.

Спасибо.

***

Здравствуйте!
Спасибо вам за историю! Такие истории — пример тому, что иногда таки сам человек может взять на себя ответственность за свою жизнь, и привести ее в порядок. Хотя это дико трудно, и не каждому удается. Я очень рада, что у вас получилось. И мне кажется, что три года тут — это не самая большая потеря, при таком сценарии. Вообще, говорят, что прю столкновении с любым тяжелым заболеванием, у человека вылетает из жизни именно столько лет — это минимальный срок. Из многих болезней и по 10-15 лет выбираются. Например, у всех повреждений нервов средний срок залечивания — 6 лет. В общем — мне не кажется, что это совсем «впустую потраченные годы», даже если вам кажется, что «можно было провести их иначе». Значит зачем-то этот опыт был нужен вам. Главное, чтобы вы смогли извлечь из этого нужный для вас урок.

Обычно после таких тяжелых испытаний наступает фаза, когда у человека резко все меняется, наступает некое «прозрение», и такая эйфория, от того, что удалось изменить свою жизнь, повернуть штурвал и сменить направление. Но потом снова приходят сложные фазы. Когда начинаешь по-настоящему жить, в какой-то момент чувствуешь, что болезнь отступила, но не исчезла из жизни полностью. А так же, столкнувшись с новыми настоящими трудностями, человек всегда подсознательно пытается реагировать на них «привычным образом». Это очень трудно из себя вытравить. Поэтому вам, наверняка, предстоит еще несколько сложных фаз. И все люди, кому пришлось вот так радикально пересмотреть все в жизни. потом говорят, что еще лет через пять, а потом еще через 10-15 — наступают новые фазы, когда еще раз все понимаешь с новой глубиной.

Это все — нормально. И я просто пожелаю вам преодолеть все эти фазы тоже, и чтобы дальше жизнь становилась лучше, и вы с собой окончательно подружились, и зажили со своим телом в любви и согласии. :-)