love-316640_960_720

Просишь его не обсуждать твоих родителей, а он не понимает. Просишь не приводить любовниц домой, а он тебе: “ прекрати истерику”? Просишь не делать тебе больно, не отпиливать ногу, например, а он не так замотивирован, твое послание не достаточно объективно. Не работаешь ты над качеством коммуникации, не слышит он тебя.

У меня только один вопрос: “А себя ты слышишь?”. Найти компромисс можно только там, где обе стороны в этом заинтересованы. Например, мне нужна цедра, а другому человеку нужен апельсиновый сок и мы делим один апельсин на двоих. Но невозможен договор между пчелами и медведем, козлом и капустой, волком и зайцем.

Однажды я очень дорого заплатила, за простую житейскую мудрость. Тайное знание о том, как вести себя, чтобы жить вместе долго и счастливо. И вообще жить счастливо и по возможности долго. В Испании я купила себе шикарные босоножки, которые за первые полчаса сожрали мои ноги до открытых ран. Я сама себе напоминала раненого партизана, который пробирается к своим, а через портянки просачивается кровь. Я опускала ноги в ледяную воду, выла от боли, потом тщательно смазывала раны мазью, наклеивала пластыри и надевала те самые босоножки в надежде, что сегодня станет полегче. Что босоножки разносились. Или ноги поменялись. Но не разносились. И не поменялись. Компромисс не был достигнут. Не смогли мои ноги договориться с обувью. А надо было просто переобуться.

Ради чего ты ходишь в неудобных туфлях? Цена твоего подвига? Если ты идешь, спотыкаясь, но зато на шпильках и вся такая женственная и местные гопники свистят тебе вслед — это одна цена. Другая цена, если ты идешь по красной дорожке в туфлях от спонсора и твой проход стоит 200 000 долларов. Во имя чего ты готова терпеть? Уменьшать свою зависимость от этого “чего-то”. И поднимать свою ценность.

Однажды я прочитала у Татьяны Толстой фразу: “если мне не вкусно, я просто не буду это есть. Лучше водички попью”. Действительно иногда лучше выпить воды, чем потом страдать от изжоги и несварения. Но если ты дрейфуешь на плоту посреди океана после кораблекрушения, и жуешь свой ремень, это невкусно, но тебе надо выжить. Каждый из нас может выживать после катастрофы и жевать невкусное. Но если ты на твердой земле, спроси у себя: “почему я хочу в этом быть?”.

Не надо удивляться, тому как люди поступают. И не тому, как вы в этом оказались. Какая разница по чьей вине случилась катастрофа. Надо думать, как выжить сейчас и как жить дальше. Тебя не должны волновать причины, тебя должны волновать последствия.
И если тебе проще перетерпеть, промолчать, сделать вид, что это не твоя кровь, и не твоя отпиленная нога, и страх потерять другого сильнее страха потерять себя, значит это та цена, которая тебя устраивает.

На самом деле секрет счастливой жизни с людьми всего один. Надо просто четко уяснить себе одну вещь: если вам кажется, что кто-то ведет себя как мудак, то это не «день такой», не «сложный этап взаимоотношений», не «проверка границ», не «попытка самоутвердиться» — это признак того, что он и есть мудак. И все что нужно делать в такой ситуации, это не «работать над отношениями», «привлекать его охотничий инстинкт», «заинтересовывать мужчину своей личностью», «быть мягкой и понимающей», и «не показывать характер», а выбираться с этого хлипкого плота на твердую землю. И дальше учиться слушать себя: “вкусно ли тебе то, что ты ешь”. А если нет, то искать другие рецепты и другие продукты из которых ты сама приготовишь свое блюдо.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.