И ладно бы критики друзей, а если к ней еще добавляются оскорбления незнакомых незнакомцев? Конечно, художника может обидеть каждый. Больно, страшно, не буду больше писать.

И ладно бы критики друзей, а если к ней еще добавляются оскорбления незнакомых незнакомцев? Конечно, художника может обидеть каждый. Больно, страшно, не буду больше писать.

На днях представился случай в очередной раз пережить эту боль и поделиться с вами. После серии солнечных статей про Ниццу мой товарищ написал мне следующее:

«Знаешь что очень часто считывается с твоих заметок? Несколько тем очень доменируют. 1) Я живу в Европе и путешествую куда захочу. 2) У мея всё позитивно 3) я такой крутой и всё время делаю «шаг за край» и я побеждаю В итоге получается очень много похвалы самому себе и своему мнению и той ситуации в которй ты находишься. Желание показать значимость.»

Вот набор мыслей, пришедших в первые три секунды после прочтения:

1. Меня вычислили, уличили во лжи. Все верно, и это то, что я так хотел скрыть. Добрые искренние люди (а это все мои читатели) легко видят мою гниль, и конечно, к этим людям я не принадлежу. Меня никогда не пустят в клуб хороших людей с моим высокомерием. Надо как-то постараться стать еще нежнее, может в следующий раз не заметят, какой я монстр.

2. Автор коммента, мой товарищ, обижен и подавлен и, конечно, не может адекватно оценивать мою работу. Ему в себе бы разобраться сначала. Пропущу это мимо ушей, как спам.

3. Здесь все не так. Вот я сейчас распишу подробный ответ по всем его пунктам, и он увидит, как он заблуждался, а я сохраню свое доброе имя. На самом деле я хороший, сейчас я тебе это докажу, вот смотри.

Потом я беру паузу. Эго задето? Болит? Да. Раньше больше болело? Да. А почему сейчас меньше? Надоело. Надоело копаться в себе и в других, спорить о том, чего нет. Нет единого мнения, нет правды, нет хороших и плохих. А что есть? Есть желание писать? Да. Самому нравится то, что пишешь? Да, и хочу дальше, больше, глубже. А если я заблуждаюсь или вру, я не узнаю, пока не увижу сам.

А дальше, в тот же день, по поводу тех же постов моя читательница пишет следующее:

«Продолжаю читать Ваши блоги. Каждый раз, когда вижу в ФБ, что у Вас вышла новая публикация, внутри возникает такое приятное и сладкое чувство — интерес и предвкушение. Сейчас вот поняла, что это за чувство: оно из детства. Когда дарили новую интересную игрушку или много-много садостей, были такие же ощущения. Спасибо Вам огромное за то, что Вы делаете.»

Ах какое блаженство, знать, что я совершенство! Эго задето? Приятно? Да. А раньше было более приятно? Да. А почему сейчас меньше? Потому что похвала заставляла меня купаться в ней, перечитывать свои тексты (что же это ей/ему так понравилось? а, да конечно, эта фраза гениальна, надо же, каким я стал), и стараться повторить успех, угодить сластопевцу. Так забредал в чащу, где вдохновение покидало.

Критика и похвала важны мне, но они не определяют моего поведения или настроения. Они нужны мне как воздух, который тянет носом волк, идущий по следу. Он сканирует его, он знает, что вокруг него, может быть, он сделает шаг влево или вправо, но это его не останавливает. Он идет по своему чутью, он сверяется только с собой. Если чутье выведет его сегодня не на добычу, а на капкан, что ж, так тому и быть.

И хотя я по-прежнему чувствую и боль и сладость, я учусь быстро возвращаться от них к себе домой и не разбираться в критике, не грустить от оскорблений и не наслаждаться похвалой. «Принесло дождем — унесет по ветру» ©БГ.

Остается лишь благодарность за любой фидбэк, за любое слово в ответ, потому что самое страшное для художника это не вонь и не аромат, а их отсутствие. Ничего не чуять носом, оказаться в безвоздушном пространстве, в бездушном пространстве. Вот тогда перо выпадает из рук.

Я не молчу, надеюсь и вы не смолчите, и мы вдохнем друг друга. Вдохновение для меня главное условие счастья. А как это у вас?