Покажу вам несколько снимков, которые лучше всяких слов объяснят, почему лично я – против пластики. Добрые люди очень переживают за меня. Говорят – страшна уж больно, Елена Николавна, оттого сильно любишь мужиков и ненавидишь красавиц. Обрезала бы ты себе нос, сменила свой четвертый размЭр бюстье на седьмой, собрала лишнюю шкурку на затылке, глядишь, и обрела счастье. Пластика, говорят, решает все проблемы.

За…маналась объяснять, что к своему отражению в зеркале уже привыкла и даже научилась его не сильно пугаться по утрам, а вот добрых дяденек  и тетенек со скальпелями боюсь офигенно, потому как уверена: в то, что сотворила природа, вмешиваться может только гений, а гениев – раз-два и обчелся.

Можно, конечно, компенсируя свои застарелые комплексы вшить силикон, обдолбить долотом бугор на носу и сделать промышленный запас гиалуронки в губах. Для преодоления всевозможных психологических и психиатрических за…йпов это, наверное, хорошо.

Хотя не всегда. Взять, к примеру, Тори Спеллинг. Красотой  она не отличалась, но в “Беверли Хилс” выглядела очень даже ничего. Со временем Тори кинулась прихорашиваться, думая, что пластические хирурги – это как Крестная фея, только без палочки: дунут, плюнут и  лягушка превратится в Мисс Вселенную.

Не вышло.


Вполне симпатичная, несмотря на то, что страшненькая (да,такой вот парадокс) девушка Тори преобразилась в унылую тетку лошадиного вида. Счастливее и успешнее пластика ее не сделала. Когда читала о ней последний раз, в жизни Тори пипец погонял пиздецом и вообще была стабильная драма.

Кароч, счастливыми пластика не делает, увы. И психологические проблемы она не решает – чтобы там не говорили добрые дяди и тети. И на пользу идет очень. Очень редко. Нет, кто б спорил – если человек зарабатывает на плюшки именно лицом, то привести себя к общему знаменателю,  к тому состоянию считается эталонным, их святая обязанность. Наверное. Ну, по крайней мере, так считается.

К чему это приводит, мы можем наблюдать: наша Вера Алентова, забугорная Ким Бесинджер и еще масса красавиц всех сортов и рангов неустанно это демонстрируют.

Но самое страшное случается, когда психологические проблемы, которые, по мнению многих, призвана решать пластика, побеждают, превращая человека в раба скальпеля и имплантов.

Донателла Верчаче, Джоселин Вайлдштейн, братья физики Игорь и Гришка Богдановы.

Хотите быть похожими на них? Вряд ли, а ведь они всего лишь стремились к совершенству.

Если уж быть совсем честными,то представления о красоте у всех разные. Зависит от того, кто какие приоритеты ставит. Я, при всей своей вредности, сичтаю симпатичными, красивыми или просто привлекательными 90 процентов знакомых и незнакомых мне людей. При одном условии – они не вызывают у меня психологического неприятия своими за…йопами, падон муа за выражанс. Я не люблю полностью искусственных и лживых людей, тех, которыми всеми силами давят из себя хрен пойми чего, зазнаек вот не люблю, и белых польт не люблю. Клонов не люблю, выпущенных под копирку. Даже если эти клоны симметричны как эталонный квадрат (интересно, есть такой?).

Напугаю – одной из самых привлекательных для самой себя женщин могу назвать Лиззи Веласкес, которую сейчас, несомненно, в ЖЖ многие обфукают, потому не потащу сюда ее фотографий.

На одном  из форумов, женских, мелькнул когда то камент, что Лиззи напоминает нашим прекрасным и тонко чуйствующим дамам она напоминает чудовище Франкенштейна.

Смешно.

Созданииями безумного доктора можно назвать тех, кто надеется перекроить внешность, одновременно излечив душу. Единственное – идут на это он сами, добровольно, и сами потом страдают.

Потому…стоит просто любить себя.