Большие белые господа.

А женщина эта – так, дикарка. И красивой считают ее такие же дикари. Это где-то там, в Африке, размер губной тарелки, которую можно вставить в растянутую губу, имеет значение.

Мы, люди образованные, пожмем плечами и скажем – первобычтные люди двадцать первого века, что поделаешь! Не понимают красоты, не чувствуют, не развито у них чувство прекрасного, в отличии от нас, эпикурейцев, тонких эстетов.

Это ведь так самопохвалительно и для собственного эго пользительно – фекнуть-мекнуть на снимки из далекого племени мурси. Поэтому и публикуют  их в энторнетике на самых популярных ресурсах, в подборках типа “самые уродливые стандарты красоты”. Поэтому и я, когда думала, как же начать этот пост, притащила сюда этот снимок.

А ведь просто хотела сказать, что мы – дикари похуже вот этих вот, с тарелками.

Сегодня в школе, втроем успокаивали рыдающую третьеклашку. Рыжую, длинненькую, нескладную, в веснушках. На ней было прелестное розовое платье с кучей бантиков и розочек, медные волосы завиты в локоны, а носик на разукрашенном солнцем лице распух от слез.

Очаровательнейшее существо, настоящая куколка.

Только цивилизованные дети почему-то дразнили ее, довели до истерики, обзывая страхолюдиной и уродиной.

Она плакала, потому что поверила им.

Дети – всего лишь отражение нас, взрослых.

И да, я не лучше большинства, и я так же не постесняюсь высказать свое громкое фи тому, кто разрушает себя бездумной пластикой, вливая литры силикона или биогеля, вырезает ребра, натягивает шкурку так, что анус в конце концов оказывается посредине спины. Или тем, кто занимается саморазрушением, закидывая в себя килограммы еды.

Тем не менее, приходится, даже скрипя сердце признавать: и изуродовавшие себя пластикой, пирсингом, шрамированием, лишней жратвой, неконтролируемой любовью к стероидам и тренажерам…и даже не изуродовавшие, а просто необычные в своей естественности люди (тут оговорюсь, естественность все таки предполагает соблюдения элементарной гигиены), непривычные нашему глазу – все равно красивы. Пусть не для нас. Для кого-то.

И выносить приговор: “уродлива” – никто не имеет право. Не нравится – ну, так всем нравится может только золотой червонец, говорят. Или лучше – сотня золотых червонцев.

А вот красота… Кто то сказал, что красота – она в глазах смотрящего.

Как-то так.