mother-1171569_960_720

— А может, и больше! Там долг уже накопился — сто тридцать с чем-то тыщ… И ведь молчит же, паразит!.. Я бы и не узнала, но тут холодец приготовила перед Новым годом, заготовки для салатов, ну и тридцать первого с утра повезла ему. А у него там на подъезде объявление коммунальщики повесили, просят погасить долги перед Новым годом, и список должников приложили. Угадай, чья квартира — в рекордсменах?.. Стыд-позор…  Все настроение упало…

…Вовка — двадцатисемилетний сын Юлии и ее мужа. С виду парень хоть куда — высокий, стройный, симпатичный. Живет отдельно от родителей в квартире, которую те купили единственному сыну, «чтобы у мальчика был старт». Юлия вообще всегда жила под девизом — у нас только один ребенок, и мы дадим ему все! И у ее Володи действительно было все: хорошая гимназия, полный набор репетиторов, языковые лагеря, все возможности. На бюджет Владимир не поступил — ну что делать, пошли на платное. Вопрос с армией тоже как-то «порешали».

Институт Владимир окончил кое-как — только благодаря Юлии, которая страшно переживала, постоянно держала руку на пульсе, писала рефераты и курсовые и регулярно подпинывала сына в нужном направлении. Стоило матери хоть на минуту выпустить учебу из под-контроля, у сына мигом образовывался «хвост».

— Слушай, но он взрослый человек, ему двадцать лет! Сколько ты его за руку водить будешь? Отстань от него! — советовали Юлии.
— Ну как тут отстанешь? — чуть не плакала она. — Отстать — значит, его отчислят! А тогда он бросит учебу, вот и все!
— Значит, бросит! Будет без образования, и что?
На такое Юля пойти не могла. Диплом для сына она-таки выстрадала…

По окончании института Володя долго не мог никуда устроиться. Проходили дни, недели, месяцы… Юля устроила его в свою компанию в административно-хозяйственный отдел. Работенка не бей лежачего, но и здесь сын работает спустя рукава: опаздывает, путается, подводит людей. Держат на работе его только благодаря Юле, которая является ценным специалистом. Другого давно бы уже выгнали.

Отдельная Юлина головная боль — кредиты. Зарплаты помощника менеджера сыну не хватает, поэтому он постоянно лезет в долги, которые потом выплачивают родители. А теперь вот еще один сюрприз к Новому году — долг по коммуналке.

— Хотели с мужем на праздники к родственникам в Питер смотаться на неделю — какое теперь! — расстраивается Юля. — Сидим дома, экономим. Ну не на макаронах, конечно, но ничего лишнего уже не покупаем. Доедаем холодец. Годовая премия мужа ушла на оплату той квартиры…

— Опять вы расплачиваетесь с его долгами?

— А что ты предлагаешь? У Вовки таких денег нет и не будет никогда, чтоб расплатиться…Дожидаться судов? Так чего доброго и квартиры можно лишиться!.. Заплатим, куда деваться-то. Но в этот раз он меня взбесил! Все, терпение кончилось, сколько можно! Я ему этого так не оставлю! Сказала ему — ты нам все свои долги отработаешь! Будешь ходить и убирать нашу квартиру!.. Вчера приходил в первый раз. Пропылесосил, сантехнику вымыл, пол… Будет ходить к нам два раза в неделю теперь!..

***
Как считаете, поможет такая трудотерапия?
Или таким образом  наказывать в двадцать семь лет уже смешно?

Как вообще быть, если сыну по жизни ничего не надо?
Отовсюду Юлии советуют: отстань от него, не давай денег, не корми, ну и что, что будет голодом сидеть — пусть он достигнет дна, оттолкнется и выплывает в жизнь уже самостоятельно. А если не оттолкнется, утонет? У людей это единственный сын, между прочим. Весь смысл и радость жизни… Конечно, отстать нужно было уже давно. Не  лезть с учебой, не пускать в отдельную квартиру, не кормить, не одевать…

— Ну тогда бы он и школу не закончил! — вздыхает Юля. — Сидел бы на диване в нашей квартире и смотрел телевизор…

Все-таки выгнать совсем на улицу единственного сына — тоже не вариант… Как быть? Что думаете?