tattoo-2923997_960_720

— Слушай, Надь, все тебя хочу спросить — брат-то твой как? Чем у него тогда закончилась та история с беременной девушкой? Несколько лет уж прошло, даже не верится. Помнится, все тогда на ушах стояли! Мама ваша даже в больницу попала с сердечным приступом, да? И что в итоге получилось?

— А, ты про Нину… Ну, она же тогда сразу сказала брату, что на аборт не пойдет ни за что. Родила, конечно. Мальчика… Подожди, сколько ему уже? Так, родила она в четырнадцатом году, в марте… Да! Четыре года уже будет скоро!..

— Надо же! А я и не знала! Так это что, получается, что у тебя племянник есть, а у мамы вашей — внук? Здорово! Слушай, а что ты молчала-то? Даже не похвасталась, что тетка теперь! И тетя Ира про внука никогда не говорила… Ну расскажи хоть: что, как. Вы общаетесь?

— Марина, а что рассказывать-то?Это больная тема до сих пор для всех. Брат ребенка не хотел, подруга его решила рожать, потому что ей тридцать шесть и первая беременность. Родила, можно сказать, для себя. Ну а как это еще назвать? Это был только ее выбор! Брат с ними не общается, Нина сказала, ей этого не надо. Ну а мы с мамой — тем более…

— Вот это да! Но ведь мальчик — его родной сын! Он же в этом не сомневался, кажется? Неужели не помогает совсем ребенка растить? Ладно, не общается, не сложилось, но хоть деньгами по возможности участвует? Он ведь планировал, тогда еще говорил, что будет помогать…

— Нет, не участвует! Потому что эта Нина в СоР поставила прочерк! И брат сказал, что в таком случае ничем никому не обязан!

— Подожди, что-то я туплю. Что такое СоР?

— Да свидетельство о рождении же, господи! В графе «отец» у мальчика стоит прочерк, брат как папа туда не вписан. Фамилию Нина записала свою, и отчество поставила какое-то левое. Брата зовут Сергей, а сын у него — Анатольевич. Нина по документам мать-одиночка, какие-то там плюшки получает от государства за это…

— Ой, да что она там получает-то? Какие плюшки у матерей-одиночек? Не смеши меня!

— Не знаю, Марин! Не мое это дело совсем. Но брата понимаю! Первое время он ей какие-то деньги давал, перед самыми родами, и сразу после. А потом узнал, как она ребенка записала, и свернул эту лавочку.  Фамилию сын не продолжит, отца своего знать не будет… Это что ж, получается, прав отцовских у брата совсем нет? Но тогда и какие могут быть обязанности?..  Брат про них и слышать не хочет! И я считаю, что он прав…

А как считаете вы, имеет ли моральное право мужчина в таком случае «обидеться»?
Не пожелать ничего слушать о ребенке, отцом которого является фактически, но не по документам?
Фамилия и отчество действительно так важны, или в данном случае дело не в них, а в принципе?

Но почему принципы дороже живого мальчишки?

Мужчина — моральный урод? Или его все же можно понять, а виновата мать ребенка? Нечего было выпендриваться, записала бы отца в СоР, тем более, что он, судя по всему, не отказывался от этого. И у ребенка был бы папа. А хочет получать какие-то там пособия от государства — ну что ж, воля ее… Вы на чьей стороне? Что думаете?