mom-838980_960_720

Может, немного неуклюже и не так, как тебе хочется, но — как может! — наперебой твердят тридцатилетней Нине ее две тетушки. — Ну, вот такой она человек, пойми и ее тоже. Жесткий, да — она ведь всегда такой была, ты же знаешь! И теперь уже ее не изменишь. Но она твоя мать, другой у тебя нет и не будет… Подумай об этом. И помни — она тебя любит! Не обижайся на нее…

И Нина изо всех сил старается не обижаться. Ежевечерне она звонит маме справиться о здоровье и рассказать о делах. Беседовать Нина старается очень аккуратно, тщательно обдумывает, что сказать можно, а что не надо, и все равно практически любой разговор на восемьдесят процентов состоит из маминых упреков, попреков и сетований. Свинья, засранка, лентяйка, неумеха — мама найдет повод, чтобы вывернуть разговор на скандал.

И это при том, что о  проблемах Нина не будет маме рассказывать и под пытками, ибо реакция известна наперед:

— Вот! — восторжествует родительница на том конце провода. — А я так и знала, что так будет! Я вам говорила! Это только с тобой могло случиться, потому что ты разиня (лентяйка, неумеха, грязнуля, да и попросту засранка, чего уж там — нужное подчеркнуть)… По-другому у тебя и быть не могло!..

Нет, чудес Нина не ждет, к таким отношениям с матерью она в принципе привыкла с детства. За успехи и пятерки Нину никогда не хвалили, воспринимали как должное, за малейшие проступки и неудачи жестко наказывали недельными бойкотами и отстойками в углу, иногда и лупили чем под руку попадется. На эту тему мать абсолютно не рефлексирует.

— У тебя было отличное детство! — безапеляционно заявляет она Нине. — Многие такому бы позавидовали!

И ведь действительно, со стороны все было более чем прилично.  Умница, отличница, присмотрена, одета-накормлена, уроки всегда сделаны. И выросла Нина неплохим человеком — образование получила в хорошем вузе, работает, вышла замуж, недавно родила и воспитывает замечательного малыша — очень старается, книжки ему читает, в развивающие игры играет, много разговаривает. Правда, мама ее, как и раньше, в этом всем никаких заслуг не видит в упор.

Неужели такое отношение — это любовь?

Каждый любит, как может, мать Нины, например, любит вот так своеобразно. Она ведь переживает за дочь, желает ей только хорошего, потому и ворчит, и критикует, и лезет с упреками и злыми насмешками — корректирует ситуацию. Помогает, как может…

Или не любовь это никакая, и не было ее никогда? Любимый человек обязательно будет ощущать от любящего тепло, позитив, понимание — чувствовать любовь. Общаться с тем, кто тебя любит, всегда приятно. А если от общения один негатив, слезы и головная боль — нет там никакой любви, и не было никогда.

Может ли любовь быть похожей скорей на ненависть? Или это и не любовь тогда? Что думаете?