Когда любящая пара решает, что бытом будет заниматься женщина, а мужчина станет для всех добытчиком, они представляют пастораль. В этой умилительной картинке женщина с утра порхает как нарядная бабочка, наводит уют, поет, вышивает занавески, играет с детишками, талантливо накрывает вечером на стол, пока мужчина после трудового дня мчится на всех парусах в свое гнездышко, с порога восхищается уютом, сажает на колени толстеньких и румяных детишек, удивляется вкусному ужину, рассказывает про свои трудовые победы под восхищенными взглядами жены и детей. Оба друг другом восхищены, оба благодарны, и уложив детишек спать, растворяются в горячих объятьях друг друга, ведь так соскучились за целый день.

В реальности получается иначе.

Заниматься бытом 99% женщин вскоре становится очень скучно. Это низкоквалифицированный, однообразный, непрестижный в социуме труд. Это труд незаметный, поскольку сколько ни вытирай пыль, завтра она появится снова, сколько ни чисти картошку, завтра ее придется чистить опять. Как бы ни лезла из кожи женщина, она не сможет высоко поднять свою самооценку бытовыми заслугами, не получит от окружающих восхищение, да и муж быстро привыкнет к уюту и будет рассматривать это как нормальное положение вещей, легкую работу. Он даже будет думать, что жена у него как сыр в масле катается и «ничего не делает» за его широкой спиной. А ведь ей требуется много труда, чтобы ежедневно как солдат нести свою вахту и держать быт в идеальном состоянии.

Заниматься бытом — это как чистить зубы. Очень важно и необходимо, но значимость в глазах окружающих не поднимает, все это делают для себя, даже если иногда халтурят или забывают. Приготовление еды и уборка жилища — это хорошо, но взрослый человек делает это сам для себя. Когда люди живут вдвоем, логично, что каждый иногда делает за другого, например готовит на двоих, а не на себя, покупает продукты в общий холодильник, пылесосит весь пол, а не половину. То есть когда быт делится на двоих, каждый может попытаться выбрать ту часть, которую делать любит (или меньше не любит). Проблемы начинаются только тогда, когда весь быт целиком взваливается на плечи одного человека. А зарабатывание денег считается обязанностью другого.

Очень скоро у обоих в паре может начаться депрессия, их мотивация будет падать.

Парадокс (а точнее закон мотивации): когда человек что-то должен с точки зрения других, он делать это не хочет, мотивация его падает, энергии становится меньше.

Часто женщины сочиняют друг другу, что работающая жена расхолаживает кормильца, а если на его шее — несколько иждивенцев, то ему некуда деться с подводной лодки, он собирается с силами и мужественно рвется в бой. На самом деле чаще происходит наоборот. Большая часть опускают руки. Точнее руки сами опускаются.

На сознательном уровне ответственный мужчина не признается себе, что он не хочет работать, но энергии у него становится мало, сил нет, заработки падают, самооценка тоже, вера в себя исчезает.

Курт Левин, которого я всегда упоминаю, провел много экспериментов, чтобы доказать, что когда на человека оказывается давление, он не подчиняется, а старается сбежать, причем если сбежать некуда, он сбегает в апатию, то есть отключает способность реагировать, эмоционально тупеет, замерзает. Для многих людей депрессия — годный способ избежать стресса.

Попав в состояние энергетической ямы, люди с внешним локусом начинают обвинять других. А в энергетической яме даже люди с нормальным локусом портятся и их локус может съезжать. Мужчины обвиняют жен, что те опускают им самооценку своими претензиями, не стимулируют их, не поддерживают. И эти упреки мужчин женам слушать очень тяжело, ведь у них ситуация такая же. Им очень тяжело заниматься бытом, мотивации нет, энергии все меньше и меньше, они стараются из последних сил, а их еще и упрекают.

Посмотрите, люди вечно сравнивают себя с другими или с собой же в прошлом, не учитывая разницы в мотивации. Не понимая, что мотивация может быть разной и что только от мотивации зависит запас сил, они видят причину неудач в кознях врагов.

«Тебе трудно убрать дом и приготовить? — негодует муж. — Да не смеши. Моя мать идеально вела хозяйство, а еще и работала весь день. У моих коллег жены делают намного больше тебя и встречают мужей без кислой рожи. Ты просто ленивая дрянь, а может разлюбила меня давно, вот и жалуешься»

То же самое говорят женщины. «Трудно в офисе штанишки просиживать? Ой. А что ты там делаешь? Откуда у тебя стресс? От безделья? Так работать начни для разнообразия. Зарплата не растет, начальство тобой недовольно, сам говоришь, что занимаешься весь день какой-то ерундой, себя не уважаешь. Но почему ты валяешься без сил на диване после работы? Я целый день нагибаюсь, спина болит, руки ломит, а ты не мужчина, а увалень какой-то. Кстати, и член у тебя давно не стоит».

Удивительно, но даже «член не стоит» женщины часто относят к слабости мужчины, не желая видеть, что мужчина их просто не хочет, задавленный дефолтом. Захочет кого-нибудь, член будет стоять на пять с плюсом, с утра до ночи будет стоять. Но вместо того, чтобы увидеть падение мотивации во всех сферах жизни, женщины бракуют мужчину.

С работой то же самое. Скука забирает сил намного больше, чем интересный труд. Если честно, интересный труд силы наоборот дает. Устал немного, чуть передохнул, и снова руки чешутся продолжить. А если труд очень интересный, можно заниматься им без устали, пока сон не срубит. А то ведь и про сон некоторые забывают, настолько мозг пашет активно, работает как на стимуляторах. Вот что такое мотивация и интерес. Это эндогенные стимуляторы, которые в большом количестве производит мозг, когда находит какую-то задачу важной и интересной. САМ находит, обратите внимание, а не извне поступает приказ.

Психика человека так устроена, что есть мотивация — есть энергия (дофамин ее агент, тесно связанный с интересом), а нет мотивации нет и энергии, то есть сил никаких не хватает. И когда сил не хватает, но человек должен, вынужден, обязан и делает, он чувствует, что истощается, стресс создает в его поле дыры, в его системе сбои и провалы, он ощущает потребность больше отдыхать, отключаться алкоголем или игрой, чтобы не сойти с ума.

Когда женщина без мотивации пытается вести хозяйство, она ощущает нагрузку не меньше, чем нагрузка рабов на строительстве египетских пирамид. Рабство потому и заменили наемным трудом, что рабы работали плохо, часто болели, умирали, не размножались почти. Мотивация рабов так мала, что они жили в апатии и очень быстро сгорали, благо заменялись другими, пленными.

И вот в супружеской паре, деля обязанности, люди часто превращаются в рабов. Почему это происходит?

Это происходит, потому что теряется такой важный элемент мотивации как вознаграждение и гордость результатом. Чем больше гордость и награда за проделанный труд, тем выше мотивация в следующий раз.

Мужчина зарабатывает деньги и пока он доволен результатом, пока он может чувствовать себя молодцом и распоряжаться зарплатой, он имеет высокую мотивацию зарабатывать дальше и больше. Как только он начинает понимать, что все деньги он должен отдать, они будут потрачены «на хозяйство» (на то, что полезно и важно с точки зрения жены, но далеко не всегда рационально с его точки зрения) и вместо благодарности он получит нытье, что цены поднялись, а его зарплата не растет, что жене приходится выкраивать каждый рубль, что она чувствует себя нищенкой, а на отпуск нормальный им опять не хватает, не говоря о шубе. То есть «добытчик и кормилец» начинает чувствовать себя не хозяином своей зарплаты, а рабом, причем рабом, которым хозяйка вечно не довольна и считает его хуже других «нормальных мужей».

Жены часто считают, что если посильней пинать мужа, то он разозлится и тогда горы свернет. Это все равно как бить по голове линейкой двоечника, надеясь, что он взбесится и сразу решит сложную задачу. Нет, скорее всего он взбесится и сбежит в окно. Чтобы решить сложную задачу нужна уверенность в своих силах и концентрация знаний и навыков, а не состояние тоски и недовольства собой. От тоски силы уходят.

У домохозяек положение не лучше. Они доказывают, что им намного тяжелей, чем на любой работе. Им действительно тяжело, потому что муторно и нудно, жизнь проходит в четырех стенах, перспектив нет, эмоциональной отдачи нет, а главное никто им за труд не благодарен, а значит нет удовлетворенности и нет мотивации. Домашний труд объективно не тяжелей любого другого и не сложней. Иногда он может быть легким и приятным, радостным и увлекательным, но для этого должна быть высокая мотивация. А для мотивации должна быть радость от результата и гордость, помните? Женщина должна видеть, как стало красиво, как уютно, как всем ее любимым от этого хорошо. Если же она ползает весь день и выжимает из себя энергию, которая почти на нуле, результатом никто не доволен, муж приходит и рычит на нее, не замечая вложенного труда, женщина впадает в истерику и не хочет больше «быть рабыней».

Но он тоже чувствует себя ее рабом и часто завидует неженатым коллегам, которые тратят деньги на то, что хотят, а после работы отдыхают, а не слушают демотивирующую ругань.

«Ты опустил мне самооценку и я чувствую себя несексуальной, никому не нужной, уродливой, мне жить не хочется» — говорят жены мужьям. «А ты внушаешь мне, что я никчемный паразит, слабак и дурак, и тебе удается мне это внушить,» — отвечают мужья. Каждый является для другого врагом, ломающим самооценку и мотивацию, чтобы защитить себя от рабства. Понимаете, что происходит в остром дефолте? Разрушение друг друга настоящее, физическое, даже если физического насилия нет. Моральное истязание тоже разрушает физически, осыпается иммунная система и сердечно-сосудистая страдает.

Выход из этого ада — не брать на себя целиком ни обязанности добытчика, ни обязанности домохозяйки, не вешать на шею такой хомут. Человек должен зарабатывать на СЕБЯ и своих детей, а партнеру давать потому, что хочет, а не потому, что должен. Обслуживать в быту человек должен СЕБЯ и своих детей, а о партнере заботиться в меру своего желания. То есть не обязанность делать что-то для другого, а желание нужно. И побольше. В этом случае мотивация заниматься бытом и зарабатывать деньги не падает.

Часто люди чувствуют иначе. Для других делать куда приятней. Готовить для любимых приятней, чем для себя. Зарабатывать для своих хочется, а для себя лень. Это действительно так. Собственное желание порадовать других стимулирует и увеличивает мотивацию в несколько раз. Эгоисты имеют мотивацию намного меньше, чем любящие других. Эгоцентризм приводит в апатию, поскольку мотивация к любой социальной деятельности без любви к людям снижается.

Но стимулирует собственное желание порадовать других. Это работает до тех пор, пока ты хочешь, но не должен, или должен только по своему собственному разумению, пока ты можешь делать, а можешь и нет, никто тебя скалкой за это не отходит, никто не скажет, что ты ленивый мерзавец. Пока ты будешь выглядеть щедрым, ты хочешь давать, но как только ты обязан давать, обязан настолько, как будто это все априори не твое, как будто ты давно в рабстве, твоя энергия кем-то куплена, кому-то принадлежит, давать перестает хотеться. Это закон мотивации. Мотивация связана с собственной волей. Пока ты ВОЛЕН, ты и хочешь, как только ты обязан и подневолен, мотивация начинает убывать. Она убывает не мгновенно, какое-то время ты и должен, и хочешь, но потом хочешь все меньше и меньше.

Обращали внимание, как падает мотивация что-то делать в дефолте (когда совсем не хочешь, но должен)? Хоть рабочего дефолта это касается, хоть брачного, хоть дружеского, хоть творческого, хоть детско-родительского. Пытались мотивацию возвращать?