Пушкин как вирус русской крови

В самый неожиданный момент он начинает цитировать Пушкина.

Независимо от уровня образования, места жительства, рода своих занятий, возраста, эстетических предпочтений, и даже от отсутствия желания цитировать Пушкина. Он просто делает это, к месту и не очень, потому что с настойчивостью коллектора ему в голову приходят эти стихи. При этом он улыбается: задумчиво, глуповато и как бы извиняясь. Словно забылся и стал играть в машинку..

На берегу Яффо, когда другие кушают арбузы и нянчатся с упитанными младенцами — я сосредоточенно хожу по полосе прибоя. И что я делаю, угадайте? Правильно, я цитирую Пушкина. Шепотом, вот так: «море вспенится бурливо, закипит, подымет вой, хлынет на берег пустой, расплеснется в шумном беге…» И знаете, блин — именно так оно себя и ведет, это море! Поразительно. А вот это на севере Израиля, и опять начитается: На небе серенькие тучи, перед гумном соломы кучи..

Кто-то говорил, что Пушкин у русских в крови. Как вирус. Так оно и есть. Проверено на людях.