street-3178402_960_720

Поэтому, приехав в столицу много лет назад, не рассчитывала на помощь родственников москвичей. Сняла жилье, стала работать и поступила на вечернее отделение хорошего института.

Тетя Нади, Виолетта Петровна, поняв, что племянница на ее драгоценные метры не посягает, сама разыскала телефон Нади, стала названивать и медовым голосом приглашать в гости. Приглашала много и часто. Занятой Наде неудобно было отбрыкаться, и в один из выходных она пожаловала к тетеньке на чай.

Тетушка стала осторожно расспрашивать про житье-бытье. Невзначай даже предложила Наде оформить временную регистрацию. Не бесплатно, конечно. Пятьдесят тысяч в год. Надя вежливо отказалась, и на этом все.

Тетя стала постоянно звонить Наде. Вечно жаловалась на проблемы. У Нади были отложены деньги, чтобы заплатить за следующий семестр учебы, и вот тетушка выцыганила эти деньги, сопровождая слезами и уверениями, что непременно отдаст в срок. Святое же дело, учеба!

Но в положенный срок денег не было. Тетка сперва кормила завтраками, а потом и вовсе наорала на Надю, что достала, мол, расспросами. Нет денег. А с институтом можно и подождать. Или еще заработаешь, если так надо. Так и расплевались.

Надя вычеркнула родственницу из жизни. Общение прекратила, номер телефона забросила в «черный список», и жила себе спокойно. По слухам от общей родни знала, что тетка регулярно летает то в Египет, то на Черное море отдыхать. Работает где-то, но денег ей на жизнь не хватает. Поэтому тетка вечно берет кредиты, должна всем вокруг.

И вот, спустя уже фигову тучу лет, Надин телефон раскопала какая-то там теткина подружка. Еще прежде чем Надя поняла, что за мадам ей звонит, и какого ей вообще надо, Надя уже успела выслушать, какая она наглая бессовестная гадина (чего ж еще от приезжей лимиты ждать?). Что, оказывается, несколько лет назад, Надя была чуть ли не при смерти. И что ей нужны были срочно деньги на лечение. И только тетушка бросилась спасать ее. И что это для Нади тетка набрала кредиты, влезла в долги. Ухаживала за неблагодарной племянницей.

А теперь тетушка на мели, Надя выздоровела, а долги отдавать не торопится. Оказывается, одной только подружке, тетя уже сто тысяч задолжала. Вот подружка и решила найти Надю, и усовестить ее, чтоб деньги вернула. А ведь тетенька спасла ее, стерву такую.

Причем, версию Нади мадам слушать не стала. Тетку она лет двадцать уже знает, и верит ей, а не какой-то ушлой девице.

Надя, поняв, что разговор бесполезен, трубку положила.

Оказывается, она от тетки еще легко отделалась, только платой за один семестр.

За эти годы Надя почти уже накопила на скромную, но собственную однушку. У тетки бы точно инфаркт бы случился, узнай она об этом.