girl-3212065_960_720

Категоричной не буду. Она же еще вернется и припомнит мне каждое словечко. Эта умеет. Засыплет своим ледяным сарказмом все дороги, а затем слушает в упоении наши чертыхания. Наслаждается, коварная.

Поэтому попытаюсь быть нежной.

Самое сложное, что приходится делать в жизни, это находить немного нежности для тех, кто тебя раздражает своим вздорным характером. Искать и в них бережно утаенную доброту, припорошенную цинизмом и невозмутимостью.

Ну что ты, милая, брови хмуришь? Не вздумай плакать. На твоих слезах вчера двадцать два раза поскользнулась.

Да, не люблю. Но очень многие тебя обожают, тебе мало этого? Всем мил не будешь, не кисни. Ну что ты ведешь себя как обычная баба?

Иди. Погостила и будет. Если женщина слишком долго испытывает терпение окружающих, какая бы она ни была красивая, после ее ухода остается только икота.

Будем мы тебя снова ждать! С трепетом готовиться к Новому году и радоваться всем твоим положительным черточкам сурового нрава. Налью тебе еще чашку чая с медом и лимоном, только маленькую, крохотную, чтобы быстро выпила и не засиживалась.

Да, я прямолинейна. А ты улыбнись! Улыбнись на прощание, чтобы мы все запомнили твою солнечную улыбку, такую добрую и теплую, если смотреть через плотно закрытое окно. Не дуй обветренные губки, не надо. Хочешь, чемоданы поднесу? Хочешь, сфотографирую тебя на выходе?

Я работаю над собой, видишь? Нахожу в себе нежность даже для тех, кого совсем не люблю. Ладно, вру, немного я к тебе все-таки неравнодушна.