snow-3200328_960_720

Став старше мы вдруг узнали, что ничего никому не должны. А самое главное, оказывается, что мы ничего не должны своим родителям. Они сами выбрали рожать или нет.

Слово “должен” появляется там, где людей воспринимают, как функцию. Я покупаю машину, чтобы она хорошо ездила, я должен делать техосмотр, менять масло, и заливать бензин. А чтобы было еще и комфортно, надо регулярно ездить на автомойку, делать химчистку салона и покупать интересные девайсы. Примерно таких же усилий требует телефон по которому я звоню, квартира в которой я живу, аквариум для моих рыбок.

В человеческих отношениях все гораздо интересней. Если ребенок относится к родителям, как функции, значит они должны выкормить в младенчестве, выучить в отрочестве, помогать деньгами в юности и при хорошем раскладе обеспечить жильем и помогать до старости с детьми. Если родители относятся к детям, как к функции, то кроме, пресловутого стакана воды в старости, хорошей учебы, помощи по дому, и карьеры не хуже, чем у соседских детей, они предоставить должны гарантированную любовь и благодарность. Мне одна женщина так и сказала: “я родила ребенка чтобы он меня всегда любил”.

Так не будет. На человеческие отношения невозможно выписать гарантийный талон. Невозможно выставить счет. Но есть нечто большее, то что стоит дороже денег. Некоторыми воспоминаниями я буду дорожить вечно. Как мама мне шила костюм “кубинской революции” на новогодний утренник в детском саду или вязала пальто из белой шерсти с красным орнаментом и смешными кисточками, как папа учил меня плавать и танцевать вальс, как дедушка с тетей среди ночи мчались из другого города на такси, чтобы успеть на мой первый день рождения, а бабушка мирила меня с младшими братом и сестрой. Это невозможно забыть, как и невозможно считать, что за это можно расплатиться. Потому что это не про долг. Это про любовь.

Я покупаю своим родителям подарки не потому, что должна успеть погасить долги, а потому, что помню, как встречала папу из командировки с гостинцами, как ждала праздники и походы в зоопарк и кино, как бабушка с дедушкой присылали посылки. Я знаю, как это радостно получать и знаю, как это радостно отдавать. Честно я могла спокойно обойтись без тех пятисот рублей, что дедушка откладывал для меня со своей пенсии, но я брала эти деньги, понимая, как важно иметь возможность отдавать. И мне нравится, что у меня теперь есть такая возможность — отдавать материальное.

Но есть и еще кое — что. Становиться взрослым. У младенца нет зоны ответственности, кроме, как набирать вес и расти. Потом мы учимся писать в горшок, собирать игрушки, относить свою тарелку в мойку, заправлять кровать. Разделять с родителями ответственность за свою жизнь. Говорить, что ты ничего никому никогда не должен — это остаться младенцем. Потому что только взрослый может брать ответственность не только за себя, но и за других. Потому что все эти истории, про то отсутствие долгов перед родителями — это ничто другое, как ожидание безусловной любви. Что вас полюбят просто так, без выплаты с процентами.

Я согласна, никто никому ничего не должен. Кроме себя. Это себе мы должны. Уметь брать на себя ответственность. Предлагать помощь, когда она нужна. И просить, когда мы в ней нуждаемся. Не ждать когда нас будут любить такими, какие мы есть, а любить самим. Не бояться идти в близость. Принять ценность своих родителей. И того, что они сделали для вас. И научиться что-то делать для других. И я сейчас говорю не про деньги и прополку картошки. А про умение быть семьей, не из-за долга, а потому что вам тепло вместе.