Заговор всех, кто пытается любить детей

Мы вместе зашли в лифт. Она такая красивая, сияющая и, сразу видно, очень довольная своей ношей. У неё в упаковке новенький детский голубой самокат. Она улыбается. И я. Знаете, есть такие светлые улыбки, которые заставляют вас улыбаться не только губами, но и сердцем.

— Вот. Внуку купила. Завтра день рождения. Здесь руль, который при нажатии поворачивает вправо-влево.

— Красивый,- говорю я и продолжаю улыбаться, — а сколько внуку?

— Три. И я волнуюсь, — говорит женщина, — родители могут не одобрить, травмоопасная игрушка. А если упадёт?

— Я тоже волнуюсь. Даже когда моя бутерброды нарезает. Нож все-таки. И ролики, тоже волнуюсь. И велосипед. И бассейн. Волнуюсь, но молчу. А как иначе?

Женщина улыбается, кивает:

— Да, да, как-то так это все. Волнительно.

Выходя из лифта, я вдруг вспоминаю:
— Есть наколенники! Такие защитные штуки на колени.
— А, точно!

Мы прощаемся, как заговорщики.
Потому что это и есть заговор всех, кто пытается любить детей, не отнимая у них жизнь с самокатами, ножами, вилками, скейтами , друзьями, велосипедами и прочими опасностями, которые неизбежны, если жить с удовольствием. Жить, пробовать, делать.

Очень странно понимать, что источник опасности ты отдаёшь в руки ребёнку сам. Главное — это оставить свою тревогу себе и не сделать маленького человечка заложником благополучия взрослых. Тонкая грань между безопасностью, которую мы, взрослые, должны обеспечить, и желанием ребёнка жить, пробовать новое, получать опыт, победы и разочарования. Грустно, когда родители делают выбор в пользу собственного спокойствия, по большому счёту, обслуживая свою потребность не волноваться, не тревожиться. Ещё грустнее, когда эту родительскую потребность со временем начинают обслуживать сами дети. Родители бы и рады, чтобы самокат, прогулки, улица. Но, нет, уже не надо. И уже давно выключилось — хотеть и рисковать.
Всё должно быть вовремя, как самокатик в 3 года.